Семья - Западный вариант

Семья - Западный вариант

Отсутствие секса в Советском Союзе, отягощенное партией и стремлением к синтетическим идеалам, в целом делало жизнь проще. Все схемы были понятны и известны, какой бы сферы жизни ни касались. Особенно самой фундаментальной, запланированной в процессе эволюции для продолжения рода человеческого, - семьи. Свадьба, как способ не только «дорваться», наконец, до тела, но и создать ту самую ячейку общества, которую так легко контролировать, какая-то жилплощадь, круглосуточные ясли, внуколюбпвые родители, полусбыточные мечты о квартире, машине и даче, полная определенность к 30 годам.

 

Времена меняются. Уже давно пере­стало быть единственно возможным жить в одной квартире сразу трем поколениям, при аренде жилья, равно как и при заселении в гостиницу, больше не про­веряют наличие штампа, на первый план выходят слова амореализация, «карьера», а средний возраст «дорогих врачующихся» передвинулся в сторону тридцати. Дамы по­лучили возможность зарабатывать на жизнь и быть независимыми в социальном и эконо­мическом плане от супруга. И хотя бабушки и соседки начинают донимать юных дев вопросами о замужестве примерно с 18 лет, вызывая стойкую идиосинкразию к скамей­кам и родному двору, все чаще звучит фраза «планирование», и совсем в порядке вещей стал т.н. гражданский брак. Еще немного - и в роддомах встанет вопрос о пересмотре политнекорректного определения «старородящая первородка» как минимум в рамках возрастного ценза.

Пора по парам. Причиной происходящею видят вовсе не «подых навальнщы», а веяния крайне привлекательно загнивающего капитализма, где. как это модно постулировать, все совсем не так в контексте «лучше. чем у нас».

В Старом Свете всё действительно иначе. Пока американские ученые изучают взаи­мосвязь между подростковой беременно­стью и уровнем самооценки, а американские подростки устраивают вечеринки, западно­европейцы возраста белорусских студентов-первокурсников переезжают в съемные квартиры, где живут коммунальным обра­зом. Кое-кто продолжает жить с родителями, особенно счастливые обладают чем-то своим, а те. у кого все хорошо с финансами, снимают квартиру для себя или вдвоем с половинкой. Где-то после 25 лет превали­рующей становится тенденция проживать по парам. Люди точно знают, откуда берутся дети, значение слова «ответственность» и тот факт, что дети являются недешевым развлечением. Возможно, в католическо-протестанском мире не знакомы с расхожей поговоркой «бог дал детку - даст и на детку», но с размножением здесь никто не торопит­ся. Во взрослую жизнь никто не спешит.

В Европе принято сначала непременно по­лучить какое-то образование и опыт работы. Это совсем необязательно вуз - вполне нормальным считается изучить ремесло, которое приносит удовольствие и деньги. В процессе - проверить партнера годами и количеством совместно потребленной соли, получить некий опыт, немного посмотреть мир, обрести фундамент (желательно в при­городе и свой), а где-то в промежутке между 30 и 35 годами озаботиться вопросом обрете­ния потомства. К этому времени желательно не понаслышке знать, что такое «карьерный рост», а совместное проживание должно быть чем-то органичным и естественным.

Потомство - это самая логичная и серьезная причина посетить церковь и магазин свадеб­ной моды. Кроме как ради рождения ребенка в семье, большинству западноевропейцев просто не приходит в голову оказаться на пути в не­разлучность даже в экстремальных условиях. Это не является чем-то специфическим в какой-то конкретной стране. Люди совер­шенно разных национальностей, возрастов, образованности и вероисповедания искренне удивляются, узнавая средний возраст белорус­ских супругов, не говоря уже про возраст по­сещения роддома с Той Самой Великой Целью. На вопрос «А почему вы не женитесь, вы же живете вместе 13 лет?» испанская девушка Лус искренне удивляется. Им и так хороню, зачем это нужно? Впрочем, через несколько лет. ког­да они захотят детей...

 

Недолёт-перелёт-запёт.

Однако не все так просто и прозаично. Если белорусы объединяются, в том числе и для слияния капиталов, прописок и кредитных историй, то в Западной Европе с экономической точки зрения довольно часто выгоднее жить вместе, но не состоять браке. Причина проста - система налогообложения. Например, в Швейцарии гораздо выгоднее быть неженатыми, либо чтобы один из супругов не работал вовсе, особенно если заработки этого супруга не очень высокие. Экономическое благоразумие не чуждо никому, поэтому раздельные счета и налоговые декларации являются серьезным «но» в матримониальных делах до определенного возраста. И только громкое тиканье биологических часов и нервное «пора» оказываются веским доводом для официального обмена кольцами.

Довольно часто невесты шествуют замуж уже в положении, гордо неся перед собой внушитель­ный живот. Никто не шепчется про «залет». Все рады, все воспринимают ситуацию адекватно: у людей все получилось, все по плану

Второй серьезный довод не спешить с родительством - трудовая деятельность. Декрет­ный отпуск длиной в 3 года является чем-то неслыханным для европейских матерей. В среднем он оплачивается от трех месяцев до полугода, затем все зависит от компании, где до этого работала мать. Государство платит деньги - в среднем около года и довольно смешную сумму. Например, в Швейцарии это около $200 в месяц, что для страны со сред­ней зарплатой в $5000 даже оскорбительно. По истечении декретного отпуска у матери есть два варианта - уволиться либо выйти на работу. Высокий процент дам к карьере не возвращается. Кроме того, довольно рас­пространена практика выхода на неполный рабочий день. Так как бабушки, жаждущие присматривать за внуками, это скорее исключение из правил, остается либо детский сад (дорого), либо хорошая няня (очень до­рого). Реалии таковы, что нужно сочетать вариант «садик» с вариантом «няня».

Детские сады, работающие с 8 утра до 6 ве­чера, столь привычно травмирующие нашу психику, здесь не существуют в природе. Равно как и школа, где после 5 уроков при необходимости можно воспользоваться услу­гой «продленный день». Здесь ребенка пола­гается забирать домой на обед, а потом при­водить обратно. Причем, вполне вероятно, что уже в другой садик. Со школой ситуация примерно такая же. Поэтому многие матери усиленно строят карьеру, а потом рожают погодок. Подрастив детей до более-менее сознательного возраста, они возвращаются в прекрасный офисный мир, пытаясь органи­зовать свою жизнь так, чтобы и дети были довольны, и на отпуск денег хватало.

Впрочем, в декрет уходят не обязательно матери. Это нормально, когда отец решает сидеть с ребенком, если у мамы карьера складывается лучше или момент у нее более подходящий. Отцы довольно часто встреча­ются на улицах с колясками, слингами или сумками-кенгуру. Настоящему европейскому мужчине не кажется чем-то ненормальным заботиться о своей семье и ребенке. Забо­титься - не только в смысле зарабатывать некие суммы денег, но и знать, как и чем живут его дети, помогать жене по дому, готовить, планировать совместный отпуск и носить на себе чадо во время посещения какого-нибудь музея на выходных.

 

Какой-то развод.

Тем не менее, проблемы тоже есть. Например, каждая вторая немецкая семья распадается в течение первых 7 лет супружеской жизни. Уровень рождаемости падает. Обнародована статистика: 40% женщин, преподающих в вузах, вообще не хотят иметь детей. Такая ситуация объясняется, во-первых, тем, что дамы стали самостоятельно зарабатывать на жизнь и не терпят супругов только потому что в случае развода им будет нечем кормить детей. Во-вторых, влияние церкви и ее принципов (запрет развода) существенно ослабло. И эмансипация: чем выше образование дамы, тем позже и меньше детей она хочет иметь.

Возникает закономерный вопрос: а считают ли европейцы нормальным, что раньше семьи держались на боязни жен остаться без пропитания для себя и детей, отверженными церковью и потому как кроме рождения детей и работы чьей-то супругой даме было больше нечем себя занять?

Если говорить о преемственности традиций, то тенденция не выскакивать замуж прямо со школьной скамьи не может не радовать. С другой стороны, не стоит забывать про разницу в уровне жизни, экологии, питании и качестве медицинского обслуживания.