Мужское здоровье - О сорокалетних мужчинах 2

Мужское здоровье - О сорокалетних мужчинах 2

 

Почему чем ближе сороковник, тем от этой мысли все больше пор­тится настроение? Вы еще спраши­ваете! Только что было тридцать с копейками, а тут бац! - сразу пятый десяток, уже «едешь с ярмарки». Вот пишу эти строки, а телик на кухне каркает в рекламных паузах: «Поло­вина мужчин старше сорока лет страдает из-за проблем с мочеиспус­канием...»

Как?! Что, и Олег Меньшиков? И, извиняюсь, Абрамович с Киркоровым? И Сергей Пенкин? И... страшно сказать... Брэд Питт, возглавляющий топ «100 самых красивых мужчин планеты»?

Хотя простатит - это еще что... Типичные жалобы сорокалетних мужчин-горожан, по оценкам меди­ков, - утренняя усталость, апатия и неясно выраженные боли, раздражительность и депрессия. А еще .совсем уж старческие слезливость и бессонница, провалы в памяти и сниженная потенция. Несколько последних мазков в этот мрачноватый на­тюрморт - приступы головокру­жения и потливости, жар, головные боли, онемение и покалывание в онемевших участках, холодные руки и ноги - и вся симптоматика «кризи­са среднего возраста» как на ладо­ни. Учащенные же пульс и сердцеби­ение и вовсе вызывают панику: наш герой готов заподозрить в них чуть ли не инфаркт.

А начинается все с ерунды. Стоит кому-то из близких беззлобно прой­тись насчет вашего вроде бы едва заметного брюшка, как вдруг на седьмом - восьмом лестничном мар­ше вы и сами замечаете у себя не­привычную одышку. Вы не на шутку встревожены. И когда в очередной раз даете себе слово с понедельника расстаться с сигаретой - у вас вдруг получается!

Первые приметы капитуляции пе­ред возрастом становятся поводом для горьких размышлений и страхов, ведь мужчины опасаются серьезно заболеть куда больше своих подруг. Но все же главный признак кри­зиса у мужчины - утрата душевного равновесия. Хотя при средней про­должительности жизни россиянина в 58,7 года ее «экватор» приходится скорее на тридцатую годовщину, но психологически именно сорокале­тие - традиционное время подведе­ния первых итогов. И если в 30-35 мужчину посещает мысль: «Так чего же я все-таки достиг?», то теперь вопрос по-гамлетовски заостряется: «А достиг ли я»? И поскольку наш брат склонен к самокопанию, час­тенько он приходит к выводу, что нет, жизнь удалась не вполне.

Сорокалетний вообще удиви­тельным образом сочетает в себе черты юнца и... ненавистного этому юнцу его пожилого антипода. Вам вдруг начинает нравиться, когда са­лаги на работе зовут вас, как когда-то, по имени. Вы начинаете задержи­ваться у зеркала, сперва как бы невзначай, но вас уже не радует по­явление седины, еще недавно казав­шейся благородной. А еще вы стано­витесь сентиментальнее, расчув­ствовавшись, теперь можете даже всплакнуть. Если, щелкая пультом, попадаете на мелодраму, скорость переключения программы на новос­ти или футбол медленно, но верно снижается. Не будучи прежде мело­маном, вы открываете для себя опе­ру, балет и, конечно, вершины клас­сической музыки, не отказываясь, впрочем, пока от электронных привя­занностей юности. Так что если пе­ред вами в очереди кто-то спраши­вает новый диск Ванессы Мэй или концерт «Металлики» с симфоничес­ким оркестром - бьюсь об заклад: это человек нашего поколения.

Что до душевной неустроеннос­ти... Каждый новый этап нашей жиз­ни - объективно более сложная пси­хическая субстанция, более продви­нутый этап самосознания. И потому естественно, что кризис-40 — не просто тоска по первым сорока го­дам, но еще и сожаление, что они потрачены впустую для второй поло­вины пути, более полноценной личностно. Понимаешь, что по боль­шому счету и не жил еще.

Так ли оно на самом деле? Да­вайте разберемся.

 

1. Стыдно за бесцельно прожи­тые годы? Что ж, в первой половине жизни и впрямь отдаешь дань не са­мым высоким инстинктам - найти пищу, не быть съеденным, размно­житься. С другой стороны, как это «не жил еще»? Что, разве вас не приняли в пионеры? Вы постесня­лись откосить от армии или по мо­ральным соображениям не стали поступать по блату в институт? Или отринув родительскую помощь, всю сладкоголосую птицу юности прочел-ночили, мотаясь между «Лужника­ми» и каким-нибудь стамбульским Гранд Базаром? Да нет же, все было как у людей.

А ежели цели оказались не те, так это для вас нынешнего они не те. А тогда-то они были в самый раз — иначе вы бы разочаровались в этой жизни на двадцать лет раньше. На­против, то, что вы не удовлетворены собой прежним, как раз нормально и даже здорово. Значит, вы меняетесь, растете.

Что делать дальше? Открывай­те в себе новое. Реализуйте различ­ные грани своей натуры и личност­ные качества, примеряйте их все на себя, как женщина - новые шляпки.

Если вы подгребаете к середине жизни, имея в активе лишь обезжи­ренный торс или заначку от супруги, вы - в опасности. Но если вы входи­те в эту пору со знаниями и умения­ми, которые позволят обрести само­уважение и независимость, зрелые годы станут для вас временем твор­ческой активности и духовного рос­та.

Для мозга, освобожденного от постоянных исканий юности, пришел час разгадывать тайны бытия, под­сказывают мудрецы. К счастью, всегда находятся люди, книги и со­бытия, которые нас просветляют.

 

2. Страшно от мысли, что боль­шая часть жизни позади? Вы испы­тываете шок: «И это всё?» Главное тут - преждевременно не склеить ласты от жалости к себе. Ведь сере­дина пути - еще не занавес, выхо­дить на поклоны рановато. Между тем и к пятидесяти можно прожить долгую, волшебно долгую жизнь или фактически даже несколько жизней. Хотясегда ли долгая жизнь есть синоним жизни удавшейся?

Однажды я наблюдал охранника, столбиком застывшего на входе в фешенебельный торговый центр. Че­ловек реально изнывал. То и дело бросал взгляд на часы, закуривал, сплевывал, переминался с ноги на ногу. В общем, смахивал на самолет, сжигающий над аэродромом беспо­лезное топливо.

На следующий день явился его сменщик. То был совсем другой че­ловек. Он мечтательно улыбался. Нет, он не был блаженным. Случай­но я узнал, что он сочиняет стихи. Не знаю, удумал ли он замахнуться на Вильяма нашего Шекспира. Но если сравнить качество жизни этих дво­их - оно было совершенно разным. Для первого день был бесконечно долгим, но при том он был долгим мучительно, издевательски...

Что делать? Живите здесь и сейчас. Если живот у мужчины - это тот же целлюлит, только преда­тельски сконцентрировавшийся в од­ном месте, то возраст - это целлю­лит в голове. Соответственно - по­меньше воспоминаний. Чтоб не калькулировать без конца эмоцио­нальные «калории» прожитых лет, отвезите на дачу и забросьте подаль­ше на чердак все фотки, письма и прочие милые сердцу безделушки младых времен. Помните: воспоминания — это все минуты и часы, украденные у настоящего. Которые с годами окажутся в вашей постели бетонными плитами - вместо одея­ла.

 

3. Пугает предстоящая ста­рость? Иногда слышишь: не дай бог на склоне лет стать овощем. А что овощ - овощ живой. Куда страшнее уже к полтиннику оказаться сухосто­ем - при формальном благополучии на электрокардиограмме всех жиз­ненных процессов. По крайней мере, старость у вас будет, а одно это не так уж плохо.

В одном из своих рассказов Сер­гей Юрский упоминает гипотезу, сог­ласно которой человек рассчитан Создателем на сорок лет. То, что ос­тается после, — подарок судьбы или, в редких случаях, совсем новая жизнь. Иными словами, что-то вроде бонуса, великодушно даруемого нам природой, которой мы больше не нужны. Так, может, «кризис среднего возраста» для того и дается нам, чтобы как следует приготовиться к этому подарку?

 

Что делать? Позаботьтесь о ка­честве своей жизни. Прежде все­го - высыпайтесь. Старайтесь де­лать только то, что приносит вам ра­дость. Хочется, к примеру, заняться зарядкой - флаг вам в руки. А вот я, напротив, бросил эту чертову заряд­ку - и жизнь моя сразу обрела смысл. Удовлетворяйте собственные потребности - и лишь затем потреб­ности других. Не делайте лишней ра­боты, пересмотрите свои взаимоот­ношения с деньгами.

Станьте самим собой. Прекра­тите наконец притворяться, подстра­иваться, кривить душой, бояться. А для этого общайтесь только с иск­ренними и приятными вам людьми. Выбирайте компаньонов, которые оживят вашу жизнь, кто, как и вы, хо­чет двигаться вперед, кого также ув­лекает идея личностного развития.

Любите себя - таким, каким вы сами себе нравитесь. Раньше-то вы стремились угодить другим. Да-да, мода, карьера, семья - все это вы старались для кого-то и, только буду­чи оцененным окружающими, оцени­вали себя самого. А ведь человек, не любящий себя, редко оказывается по-настоящему любимым.

Скажите себе наконец, что вы ни­кому ничего не должны, по крайней мере из области чувств. Ибо невоз­можно заставить себя любить кого-либо, не искалечив собственную пси­хику изнуряющим чувством вины. Не мучайте себя непомерной ответ­ственностью. Но будьте готовы при­нять взамен то, что и вам никто ниче­го не должен.

Живите полнокровно. Полно­кровно - это, как афористично вы­разился один блоггер, «когда мужику есть чем заняться, кроме как в инете торчать, переписываясь с тетками, которые никогда ему не дадут».

И наконец, не переборщите, стараясь выглядеть моложе своих «родных» лет. Тут легко оказаться смешным. Даже если на мнение ок­ружающих вам наплевать — к чему постоянно ловить на себе ухмылки? Правильнее научиться чувствовать себя мультивозрастным, то есть ощущающим «свое богатство» по ситуации — и вместе с тем челове­ком вне возраста. Это когда годы идут, а вы не чувствуете, что старе­ете. Даже страшновато становится как-то: в этом ведь есть что-то от бессмертия. По крайней мере, воз­раст, как категория приоритетная в молодые годы, заметно опускается в вашей шкале жизнеопределяющих критериев. И вы сочувственно наб­людаете мечущихся тридцатилетних, сгорающих от страха перед прибли­жающейся (!) старостью.

А знаете, что на самом деле ужасно в эти 40+? Не оценить эти го­ды, этот волнующий переход красок позднего лета к первым багровым закатам ранней осени.

И не потому, что жизнь в сорок только начинается. Это само собой. А потому что жизнь начинается каж­дый день.